Киев и Врубель. Как жил и творил гений XIX века

Киев и Врубель. Как жил и творил гениальный демон XIX века

«Не бывает великого ума без капельки безумия».
Французская поговорка.

В истории Киева навсегда остался след гения, не менее безумного и эксцентричного, чем Ван Гог, и не менее талантливого. Он мог бродить по улицам города в старинном венецианском костюме и лица сумасшедших Павловской больницы превращать в лики на иконах Кирилловской церкви, здесь он нашел славу, и здесь утратил душевный покой.

Тем счастливым случаем, который привел Михаила Врубеля на киевскую землю, была скупость городской казны. Профессору Киевского университета Адриану Викторовичу Прахову, который занимался изучением фресок 12 века на стенах Кирилловской церкви, была поручена ее реставрация. Понимая, что на выделенные деньги именитых профессионалов не наймешь, он решил поехать в Петербургскую Академию художеств и найти талантливого студента. Ему порекомендовали Михаила Врубеля, который сразу согласился, бросил Академию и уехал в Киев. На тот момент Врубелю 28 лет, он уже закончил по настоянию отца юридический факультет университета, но работать юристом не стал, поступил в художественную академию, и в глубине души уже считал себя гением. Предложения было очень интересным, речь шла не только о восстановлении древних фресок, но и о создании новых росписей на месте утраченных.

Эта почти случайная встреча с Адрианом Праховым стала одновременно и счастливой, и трагической в его судьбе. Счастливой — потому что начинающий художник получил возможность писать в храме, сохранившемся со времен Киевской Руси, на вековых стенах рядом с работами древних мастеров. Трагической — потому что он влюбился в жену Прахова Эмилию Львовну, что оказалось пагубным и для его дальнейшей киевской карьеры и для его личной жизни. С этой встречи в 1984 году начинается киевский период Михаила Врубеля. Приехав в Киев и поселившись на нынешней улице Ивана Франко, он изучает настенную живопись Софийского собора и Михайловского Златоверхого монастыря, постигая особенности византийской и древнерусского искусства. Часто ходит пешком до Кирилловской церкви, иногда даже ночует там на лесах, настолько он увлечен работой.

Михаил Врубель: «Сошествие Святого Духа». Роспись в Кирилловской церкви
Михаил Врубель: «Сошествие Святого Духа». Роспись в Кирилловской церкви

Сначала он воссоздает фигуру архангела Гавриила, от которого сохранился только контур, потом росписи «Вход Господень в Иерусалим», «Успение Богородицы» и еще более 150 эскизов утраченных фресок.

На хорах храма, он пишет грандиозную монументальную композицию “Сошествие Святого Духа”, даже не делая предварительных картонов и эскизов. Небывалая мощь его таланта становиться всем очевидной.  «Благовещенье», «Сретение», «Евхаристия», портреты апостолов Петра и Павла — эти первые работы сразу делают его знаменитым.     

Он принимает участие в реставрации Софийского собора, восстанавливая трех ангелов на куполе. Можно только  предполагать, какой шедевр получил бы Киев, если бы сбылась мечта Врубеля тех лет — стать главным художником только что построенного Владимирского собора. Но главным распорядителем внутренних работ назначен тот же Прахов, который видя чрезмерный интерес художника к своей жене, отправляет его в командировку в Венецию для дальнейшего совершенствования мастерства. Он уезжает, полный надежд и планов на этот грандиозный проект, в который он мог бы раскрыть всю силу своего таланта.  Это было, безусловно, наивно, никто бы не доверил роспись главного храма города начинающему художнику. Руководить работами Прахов предлагает таким знаменитостям как Репин, Поленов, Суриков, Васнецов. Последний соглашается.

Из Венеции Врубель привозит четыре иконы нового иконостаса, написанных на цинковых досках всего за полтора месяца с высочайшим мастерством, их принимает церковный совет. Но в лике наиболее выразительной из них “Богородицы с Младенцем”, современники без труда узнавали Эмилию Львовну Прахову. Это не было чем-то необычным для того времени. В “Сошествии Святого Духа” в апостолах можно узнать киевского археолога Гошкевича, настоятеля Кирилловского прихода Орловского, который и обнаружил остатки древних росписей, Прахова и самого Врубеля.

Громкого скандала не было, но 35-летняя мать троих детей более чем холодно отнеслась к подобному проявлению любви, отношения с семьей Праховых, в доме которых он часто бывал, испорчены. Фактически, это стало концом и любви, и карьеры. Врубель пытался предложить свои эскизы для некоторых композиций собора, но они были отвергнуты. Здесь сыграли роль не только личные мотивы. Предложенное Врубелем настолько не сочеталось с уже утвержденной концепцией росписи, что, по словам Прахова, это было хорошо, но для этого нужно построить другой храм. Приняты только эскизы его орнаментов, но такая работа не могла принести ни удовлетворения, ни денег. У Врубеля начинается тяжелый душевный кризис, попытка утопить горе в вине, безденежье. Он часто уничтожает практически законченные работы, душевные муки пытается заменить телесными, режет тело ножом.

Киев и Врубель. Как жил и творил гениальный демон XIX века
Тогда врач — психиатр Сикорский, отец знаменитого авиаконструктора, впервые предполагает наличие психического заболевания, которое он будет страдать всю жизнь. И также до конца жизни его будет преследовать Демон, образ его лучших полотен, вершина его гения. Первый Демон написан в Киеве, как и Богоматерь, он имеет явное портретное сходство все с той же Эмилией Праховой. Рай превращается в ад. Он больше не может нормально работать. Единственная законченная работа того времени — это картина «Девочка на фоне персидского ковра», написанная в 1886 году. Врубеля поразило лицо дочери владельца ссудного заведения, куда он зашел в постоянном поиске денег. Вся эта восточная роскошь одежд и ковров в реальности была залогами в лавке ростовщика.  Заказчику картина не понравилась, и её купил крупный меценат и коллекционер И. Н. Терещенко. Он же заказал «Восточную сказку», над которой Врубель безуспешно пытался работать почти год, но сумел написать лишь небольшую акварель.

Киевский период его творчества, который условно называли церковным, длившейся пять лет, закончился. Неисповедимы пути судьбы. Свою настоящую любовь, ставшею его женой и музой, оперную певицу Надежду Забелу, он не встречает в то время в Киеве, где она учиться в Киевском институте  благородных девиц, он познакомиться с ней гораздо позже в Москве. Последний раз Киев сыграет трагическую роль в судьбе Врубеля в 1903 году. В холодном поезде по дороге в Киев заболевает воспалением легких и умирает его двухлетний сын, похороненный на Байковом кладбище. Эта потеря окончательно превращает жизнь Врубеля в отчаянную борьбу с безумием,  с 1906 года он начинает слепнуть, что для художника особенно мучительно. Он равен по масштабу жизненной трагедии своему излюбленному персонажу. Когда Врубеля не стало 1 апреля 1910 года, Александр Блок на его могиле сказал “Он и сам был Демоном”.


Рекомендуем так же почитать про ТОП 8 самых интеллектуальных и интересных сериалов.