Алексей Толкачев об арт-баре G.point, ресторанном бизнесе и БДСМ

Алексей Толкачев о арт-баре G.point

«Назвал бар — Точка G теперь боюсь, что мужчины его не найдут»
Алексей Толкачев.


Основатель фонда «Омріяна країна» и владелец Арт-бара «G.point» поговорил с нами о формате Арт-бара, секс education, пикантных подробностях концепции бара, о сексе и ресторанном бизнесе в целом.



С чего началась история G. Point?

История G. Point началась два года назад с абсолютно посторонней идеи – открыть музей секса. Мы планировали его сделать одним из главных мест и достопримечательностей для туристов в Киеве. Но не насобирали достаточное количество инвестиций. И начали с кафе Sex.Ed.Coffee – Sex education, кофейня, идеальное место для свиданий. Но купить громаднейшее помещение в центре Киева и содержать его на продаже кофе и пирогов – абсолютно невозможно. И летом 2018 года мы выкупили Арт-бар «The Cage». Бар в стиле БДСМ, где мы полностью реализовали все наши идеи. И я понял, что формат Арт бара – мега-эффективный и мега-интересный. Ведь баров, которые предлагают шоу и театрализованные постановки, иммерсивный театр — их практически нет. Арт-бар выстрелил великолепно. 

Так вышло, что я потерял «The Cage» и решил сделать ребрендинг Sex.Ed.Coffee и открыть Арт-бар, который будет в широкой тематике, а не только БДСМ, как в «The Cage». Так в сентябре 2019 года появилось пространство Арт-бар точка G. Поскольку мы не являемся фасадным помещением, которое хорошо видно прохожим и нас еще попробуй найди, название бара пришло само собой. По аналогу поиска точки G.

У вас есть два позиционирования, это Арт-бар и Secret Night Club, верно?

Очень сложно дается сама концепция бара, потому что, мы совмещаем ресторан в дневное время и вечерний формат бара. По вечерам в отдельном зале у нас проходят театральные, импровизационные шоу, стендапы и формат ночных вечеринок, танцев.

А наш Secret Night Club надо еще найти. Открываем мы SNC по четвергам, пятницам и субботам. Сейчас мы вышли на регулярный формат: в четверг проходят Bachata addiction вечеринки, а иногда происходят совершенно невероятные вечеринки закрытого характера: БДСМ вечеринки, женские тематические вечеринки, и т.д.

Также у меня в задумке есть идея организации вечеринок-знакомств. Когда люди попадают в атмосферу эротических картин, разукрашек и, так или иначе, начинают говорить о темах, которые сближают. В один из прекрасных дней я заметил, что к нам на свидание пришла 70-летняя парочка и это была полнейшая милота. Они обнимались, разрисовывали наши эротические разукрашки, кормили друг друга десертами с ложечки. И тогда я понял, что, мы создали это пространство не зря. Потому что, люди приходят здесь уделить внимание друг другу. 

photo_2020-08-10_17-15-22

Произошли ли какие-то изменения после карантина?

Да, в феврале до карантина у нас каждый день сцена вечером была занята разными событиями, после карантина всё далеко не так. Театральное направление почти что умерло, у нас в месяц два-три выступления происходит. Раньше было каждый день. Потому что наш сегмент гостей сильно похудел. В театральном плане. Это такая тенденция, которая ставит творческий кластер вообще на грани выживания перед вопросом – что делать дальше? Сейчас у нас днём, Юрий Кляцкин решил ставить комедийную импровизацию Точка G. Снова очередной культурный проект зарождается в нашем Арт-баре.

Что интересного планируется в будущем?

Скоро будут новые эротические раскраски на столах от днепровской художницы Оксаны Наливайко. Cексуальный гороскоп, над которым я когда-то работал сам, будет интересная подача коктейлей в эротической посуде в виде женских и мужских половых органов. 

Разного рода и формата вечеринки. Например, на разных секс вечеринках, которые проходят в Киеве, посетителям выдают разного цвета браслеты, в зависимости от той роли, которую человек хочет прожить. Например, роль доминанта или роль сабмиссива-подчиненного. То есть, когда человек готовый доминировать и подчиняться. И по браслету можно сразу определить человек пришел просто потанцевать, отдохнуть, либо за острыми ощущениями и к нему можно подойти, познакомиться, а может быть, даже вместе поехать домой. Ведь наш бар – об открытости, смелости. Мы все взрослые люди, а играться в какие-то предубеждённости, в какие-то стереотипные ограничения, смысл?

Алексей Толкачев о арт-баре G.point

Говоря о смелости, мы планируем сделать по средам шибари-вечера (или сибари) — японское искусство ограничения подвижности человека (бондажа) при помощи веревок. Обученный персонал будет связывать модель перед гостями, а по желанию, и сам гость может стать моделью. 

Планируем ввести обнаженные суши — ритуал ниотамори. Это красиво, эстетично и атмосферно, а еда достигшая температуры человека лучше переваривается. Кто-то скажет, что это пошлятина, но на самом деле, это сложнейшее искусство. В Японии девушек для ниотамори специально обучали, часами она должна была лежать недвижимо и, если хотя бы дрогнет, всю процедуру начинали заново. Японцы с очень интересными традициями, в Украине такого практически нет..

Исходя из вашего опыта, как вы думаете, насколько украинцы готовы к такой концепции баров?

Я считаю, что более чем готовы, мы это видим даже на примере Львова. Киев не был первопроходцем. Киев выглядит довольно убого в плане концептуальных заведений. На примере «The Cage», где все получилось очень интересно, потому-что тема БДСМ после выхода фильма 50 оттенков серого оказалась трендовой и хайповой. Людей тянет, им интересно. Нам пришлось обучать наш персонал в «The Cage» особенностям БДСМ, так как, оказалось, что даже самих девайсов, которыми выполняются БДСМ порки несколько видов, есть определённое искусство использования инструментов, определённая поочередность.

С другой стороны, многие люди были напуганы такой “пошлостью”, по их словам. Поэтому, мы позиционировали себя только как БДСМ-Style бар. То есть, это прийти, соприкоснуться, посмотреть, что-то ощутить и запрос оказался колоссальным. Поэтому да, отклик однозначно есть. Ажиотаж даже. Люди, прожив яркую эмоцию, приходили не на час-полтора, люди задерживались по 6-7 часов в баре и не могли уйти.

Алексей Толкачев о арт-баре G.point

Опыт с «The Cage» помог понять много тонкостей и нюансов, которые теперь вы учтете в G-point. К примеру, раньше у вас были официантки топлесс, будут ли они снова?

Да, у нас раньше была потрясающая девочка Алиса, которая действительно получала удовольствие от демонстрации своего тела. Работала она один день в неделю, продавая только кофе и пироги. И с 10:00 утра заведение было забито. И, наверное, Ваш читатель сразу подумает – что это были в основном мужчины. А вот и нет, потому что, приходили больше женщины. Они смотрели на обнаженную женщину и у них снимались внутренние комплексы, стереотипы. Они высказывали своё восхищение, фотографировались с ней. Дошло до того, что наша девочка-бариста сама за бесплатно тоже захотела работать топлесс. Она преодолела этот барьер, она так кайфанула. И мы хотим вернуть топлесс-официантов с воскресенья по четверг. Это эротичность и красота. Нам хочется эстетики и определенной раскрепощенности. То чего нам удалось достичь в «The Cage», и что мы хотим получить в G- point, чтобы люди воспринимали интимную часть жизни как что-то очень естественное и, более того, красивое и эстетичное.

Будет ли образовательный музей секса, который вы планировали ранее?

Я сам очень жду открытия музея. У нас концепция заключалась в том, что музей должен быть именно образовательным, так как мы столкнулись с тем, что молодежь учится заниматься сексом по порнофильмам. Так или иначе, все смотрят порно, это надо признать. Но, беда в том, что порнофильмы снимаются мужчинами для мужчин, то есть, по сути, это такая высокотехнологичная эквилибристика, которая совершенно не гарантирует, что женщина в итоге получит удовольствие. И если женщина не удовлетворена, у мужчины очень часто психологически возникают мысли, что, наверное, всё-таки, что-то с женщиной. Если женщина не удовлетворена, она начинает копать в себе и раскапывать новые комплексы, страхи, зажимать сексуальность и всё тому подобное. Поэтому, нам хотелось сделать музей об истории секса, о психологии секса, что это не просто физический акт, это психоэмоциональное единство и раскрытие навстречу друг к другу. Рассказать какие есть техники прелюдий, техники стимуляции, техники оргазмов, какие есть виды секса. Мы хотели, чтобы человек, после нашего сексуально-образовательного музея выходил с ощущением «Вау, как много интересного, ему есть куда развиваться».

Это очень круто, когда владелец не просто инвестирует деньги в какое-то развлекательное место, но и хочет донести до людей что-то полезное

Наверное, хорошо, но я на своём пути пришел к большим разочарованиям,  когда делаешь бизнес, как миссию, он, к сожалению, оказывается глубоко убыточным. С другой стороны, меня поражает, когда нас рассматривают, просто как источник дохода: как слепили, пускай так и работает, главное, чтоб бабло приносило.

Тот, кто хочет, испытать опыт думают, что им бизнес будет приносить деньги, но самое большое удовольствие они получают на этапе ремонта и открытия. С другой стороны, когда ко мне приходят за советом, если признаются, что главная цель бизнеса – это бабки, деньги и прибыль, я рекомендую открывать по франшизе и не заморачиваться с эксклюзивностью, с самореализацией, с мечтой. У нас ресторанный бизнес ради миссии или идеи — не всегда выживает. А бизнес, который открыт ради бабла, в нём нет души.

56675765_365004467442172_3685134682166394880_n

Какие особенности ведения ресторанного бизнеса в Украине вы можете выделить?

Особенность в людях, так как украинцы совсем не трудолюбивые. У нас в Украине идет работать официантом молодёжь, которым надо хоть как-то прикрыть финансовые проблемы, и плевать они хотели на эту работу, на обслуживание клиентов. У нас в Украине вообще нет культуры любви к человеку. Поэтому, нам приходится доносить до официантов, до барменов, что вы не работу работаете, вы делаете людей счастливыми, вы дарите им эмоцию, улыбаетесь. Вы, мать вашу, делаете кого-то счастливым, это ж так классно. Приходится людей воспитывать под себя, но и получается текучка кадров.

Еще одна особенность это то, что мы приучены выживать с минимумом ресурсов. В нашем представлении открыть ресторан – это поставить столы, начать готовить еду, купить алкоголь, поставить бармена. Но на самом деле, порядка 30% общих затрат по начальному открытию должно идти на менеджмент. Я смотрю на те заведения, которые открываются правильно, так туда вваливаются бешеные деньги. У них есть HR-службы, у них есть СММ-щики, контролер, ревизор и вот у них всё гладко идет. У Гарика Корогодского было прекрасное выражение: Родил бизнес – он косой, хромой и без глаза, и убить жалко, и жрать просит каждый день. Вот это не бизнес, поэтому, лучше, чтобы денег хватало полностью на открытие бизнеса. Когда мы стартуем с минимумом, думая, что мы вытянем всё остальное сами, вот тогда собственник начинает захлебываться. Хотите фоновый бизнес – на Forex торгуйте. Но точно не ресторан открывать, открыли ресторан, в нём надо присутствовать.

Как удержать бар на плаву в эпоху кризиса и такой нестабильности?

Нужно работать над предложением чего-то экстраординарного. Люди, так или иначе, едут за эмоциями, просто вкусная еда и красивый дизайн этого недостаточно. Мы продаем эмоцию, мы создаем и выстраиваем отношения с гостем, мы даем возможность людям расслабиться и освободиться от комплексов и предрассудков. В камерной обстановке с сексуальным антуражем — нашим гостям комфортно сидеть на свидании, раскрепощаться и быть собой. Мы создаем культуру, а не просто зарабатываем деньги.


Герой — Алексей Толкачов
Беседу велаЮлия Туманова

G.point в Facebook и Instagram